Все те же заморочки

Раньше было лучше: и солнце светило ярче и вода была мокрее. У сотрудников городского архивного комитета есть все основания не согласиться с этим утверждением. Доказательств предостаточно. И все они ныне доступны широкому кругу любопытствующих – целую выставку подготовили под названием «История города в документах органов госвласти»: приходи кому не лень, изучай, удивляйся. И убеждайся, что и 50, и 100, и 15 лет назад горожан волновали те же проблемы. И, похоже, будут волновать еще долго.

 

Дело о заборе

Ее высочество принцесса Елена Георгиевна Саксен-Альтенбургская отличалась примерным благонравием. Как все дамы из Мекленбург-Стрелицкого великогерцогского дома (близкого и российской царствующей семье, и германской), принцесса сызмальства прославилась благотворительностью. И по этой причине даже именовалась общественным деятелем империи.

Но и на солнце есть пятна. В 1916 году Петроградская городская дума – Законодательное собрание по-нынешнему – известила градоначальника генерал-майора Оболенского о том, что ее высочество без разрешения начала строить себе особняк на Каменном острове и уже, мол, отгородила место строительства забором. Господа депутаты и лично городской глава – спикер ЗакСа по-нынешнему – обращали внимание генерал-майора на то обстоятельство, что огороженный участок является землей общественного пользования, образовавшейся в результате засыпки канала, впадавшего в Малую Невку. И поскольку принцесса не имеет разрешения от думы на строительство, стало быть, оно должно быть признано незаконным.

Градоначальник Оболенский в своем ответе мягко намекает городскому главе, что лучше не вмешиваться в эту историю. И одновременно доносит в Сенат, что хоть в думе и наблюдается некоторое недовольство данной земельной историей, однако он, генерал-майор Оболенский, на поводу у городского главы не пойдет и запрещать строительство не будет.

Ну чем не современная история борьбы некоторых депутатов Законодательного собрания против незаконного строительства в районе, к примеру, Суздальских озер? За тем исключением, что в будущем архивисты вряд ли найдут официальное письмо губернатора в вышестоящую инстанцию о том, что он не склонен противодействовать нарушению закона.

Переписка исполнительной и законодательной властей о предосудительном поведении принцессы длилась аж до 1917 года, когда к власти пришло Временное правительство. Оно-то и рассматривало в очередной раз дело о заборе на Каменном острове. И пришло к выводу, что августейшая особа не права, что земля занята незаконно и забор надлежит убрать.

Свидетельства о дальнейших событиях в архивном комитете отсутствуют. 1917 год! Уже не до заборов.


Наледи и сугробы

«Милостивый государь граф Николай Васильевич! Вследствие письма Вашего сиятельства от 13 марта за № 944 поспешаю иметь честь довести до сведения Вашего, что еще по первому требованию вашему ко мне в письменном от 8 марта изъяснении был немедленно дан наряд подрядчику Шарыгину, взявшему на себя очистку городской местности с 1 февраля по 1 мая сего года»... В каждом слове этого послания 1869 года – битие челом об пол, вопиющее чинопочитание и страх перед сильным мира сего. Перед самим генерал-губернатором Николаем Васильевичем Левашовым, который, проезжая по Адмиралтейскому бульвару, обратил внимание на отсутствие должной чистоты вокруг балаганов на бульваре, на не очищенную от снега проезжую часть... Ну и – по традиции, которой губернаторы придерживаются по сю пору, – устроил разнос в Городской управе.

При детальном разбирательстве этого дела выяснилось, что вышеозначенный подрядчик Шарыгин обязан был обеспечить беспрепятственный проезд вдоль Адмиралтейского бульвара «шириной 4 сажени посредством сколки льда». И не обеспечил, очистив лишь половину проезда. Как только генерал-губернатор обратил внимание на это безобразие, чиновники Городской управы бросились исправлять положение. Шарыгин получил письменную выволочку и приказание к утру 15 марта убрать куски льда с дороги. А в объяснительной записке из управы на имя графа Левашова было особо отмечено, что, если подрядчик не успеет исполнить работу, «благоустроительная комиссия примет на его счет соответствующие решения».

Очистка города от снега, как свидетельствуют документы, всегда была слабым местом Петербурга. К примеру, 2 марта 1877 году Городская дума отдельно заседала по этому поводу. Сохранилась стенограмма того заседания, из которой видно, что господа депутаты зрят в корень, ведут речь не столько об эстетике и беспрепятственном проезде-проходе, сколько «о попечении о народном здравии». Подчеркивают, что свалка снега, собранного с городских улиц, «производится в таких местах, которые густо заселены». Предупреждают, что климат в Петербурге «и без того болотистый», а при наступлении теплого времени сугробы растают и «дадут испарения». А «болезни отражаются больше всего на детях». В качестве порочного примера депутаты приводят ситуацию на «Петербургской стороне напротив Немецкой церкви, рядом с которой помещается школа для 200 детей». Городская дума обращает внимание управы, что здесь складируется снег пополам с мусором, который по весне начинает гнить.


Чистота – залог здоровья!

1901 год оставил в документах Городской думы «коррупционный след». Депутаты потребовали от управы разобраться с одним из подрядчиков, который получал казенные деньги за вывоз грязи из города, но работает плохо. А именно: тележку для мусора загружает не полностью. Депутаты прямо обвиняют управу в том, что она настояла на передаче «мусорного подряда» негодному подрядчику. В общем, как гласит думское отношение в адрес управы, пора бы начать внедрять... конкурсную процедуру выбора подрядчика. Мол, есть добросовестные люди, которые согласятся чистить город лучше и за меньшие деньги.

Нелестные характеристики содержанию имперской столицы дает и сам премьер-министр России Петр Аркадьевич Столыпин, напрямую связывая частые эпидемии (в том числе холерные) с санитарным состоянием города. Недавно в архивном комитете Санкт-Петербурга обнаружился документ, собственноручно подписанный Столыпиным, датированный 6 июня 1911 года, – за два месяца до гибели. Столыпин пишет, что главные причины заразных болезней – «...отсутствие канализации, отсутствие хорошей питьевой воды». И к незамедлительному улучшению ситуации, как пишет главный чиновник государства, «должна быть приложена вся та энергия, которую заслуживает вопрос оздоровления столицы...».

Не оздоровили. Доказательством тому, в частности, может служить отчет начальника уже советского горсанотдела тов. Берлина об усилиях по нераспространению эпидемии тифа, имевшей место в 1933 году. Усилия эти были активны и разнообразны: блок-посты на въездах-выездах, где всех выезжающих проверяли «на завшивленность»; шесть подвижных санпостов при вокзалах, которые проводили санобработку «залихорадивших» и «завшивленных», и проч. Как пишет тов. Берлин, противоэпидемические мероприятия стоили городскому бюджету 489 тысяч 650 рублей.

С тех пор санитарная ситуация улучшилась... Хотя до сих пор речь идет о несовершенствах городской канализации. На сегодняшний день очистку проходит 97 процентов стоков... А три процента сбрасывается в Балтийское море прямиком, минуя очистные.


Главное – не потерять лицо

Мощение тротуара на Московском проспекте. 2013 год. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВАУпуская из виду гигиену, здоровье сложного городского организма, имперская столица при этом тщательно следила за лицом. Так уж повелось издавна: главное косметика – сантехника потом. С начала XX века в Петербурге даже начали проводить конкурсы на звание лучшего фасада. Никаких преференций победа не давала. Ну разве что новые заказы архитектору, честь и слава – владельцу особняка.

В 1910 году член управы Змеев и делопроизводитель Нелюбов составили бумагу, свидетельствующую, что фасад дома Кшесинской удостоен серебряной медали, а особняк Василия Бранта, расположенный по соседству, – золотой. Похоже, Городская управа была объективна. Оба лучших фасада 1910 года превосходно смотрятся и в 2013-м. Дом бизнесмена-миллионщика Бранта построен по проекту архитектора Мельцера, известного многими другими строениями. Ну а про дворец Кшесинской и говорить не приходится. Этот асимметричный дом, придуманный знаменитым архитектором Александром фон Гогеном, узнают «в лицо» не только жители Санкт-Петербурга.

Очень быстро необходимость хранить лицо города стала ясна и новой, советской, власти. Причем хранить по самому большому счету. Вот трогательное тому доказательство. В 1934 году секретарь областного комитета ВКП(б) Чудов пишет Молотову о необходимости... выделить сусальное золото на реставрацию шпиля Инженерного замка – 3 фунта 51 золотник. Чудов просто-напросто жалуется, что нарком финансов Георгий Гринько не обращает внимания на реставрационные нужды, несмотря на то что «...старое золото, бывшее на шпиле, смыто и сдано через уполномоченного в Ленинграде в Наркомфин». Чудов в отчаянии, а потому предупреждает Молотова, что, если 3 фунтов 51 золотника не будет в ближайшее время, реставраторы не успеют завершить работу к 7 ноября.

Успели. Иначе Гринько, очевидно, был бы арестован и сгинул в ГУЛАГе не в 1937 году, а несколько раньше.

В те же годы в Ленинграде уже активно работал человек, фамилию которого сегодня, пожалуй что, знают лишь специалисты. Архитектор Александр Ротач начинал свою деятельность еще в 1915 году, впоследствии строил знаменитый шалаш в Разливе, руководил реставрацией Исаакия...

«Как стало известно Ленинградскому отделению Союза архитекторов, в настоящее время поднят вопрос об удалении убранства здания бывшей кирхи Петра и Павла на Невском проспекте, – писал Ротач в 1962 году председателю исполкома Леноблсовета Исаеву. – ...Вопрос о степени целесообразности снятия скульптур был специально обсужден на заседании секции охраны памятников совместно с Союзом художников... Нужно сохранить!»

То письмо Александра Ротача сыграло свою роль. Скульптуры апостолов Петра и Павла и ангела с крестом, украшавшие фасад Петрикирхе, были сохранены. Чего, увы, нельзя сказать про ее внутреннее убранство. До сих пор отсюда не выветрился дух бассейна.


Куда девать старый холодильник?

Никак не удается городу решить проблему задворок, всего того, что не относится к маршруту «Парадный Петербург». Иногда это даже анекдотично.
В 1969 года городской штаб по благоустройству Ленинграда подготовил специальную сводку за номером 49 на имя председателя исполкома товарища Сизова. Речь идет о чудовищной захламленности балконов. Интересно, что следствием этой сводки стало не ужесточение административных наказаний (как это водится сейчас), а резолюция начальника Глав АПУ – архитектурно-планировочного управления – товарища Каминского. Он сообщает, что Главпроект предусмотрел увеличение вспомогательных площадей в квартирах советских людей – как кухонь, так и кладовых. Эта мера, очевидно, должна была помочь соотечественникам сделать балконы местом отдыха на пленэре, а не сараюшками для хранения всякого хлама. Но не случилось. Ибо куда же еще деть неработающий холодильник? Ведь у многих до сих пор не поднимается рука его выкинуть.

Наталья ОРЛОВА

"Санкт-Петербургские ведомости". Выпуск  № 110 от  17.06.2013

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Председатель ТСЖ

pr tsj logo
Краткое содержание свежих номеров журнала "Председатель ТСЖ"

 

 

Наши партнеры

НАШ ОПРОС

Считаете ли Вы раскрытие информации по Постановлению Правительства РФ № 731 полезным?
 

К руководству

Постановление Правительства РФ от 13.08.2006 года N 491 "Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имуществав многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность"

Постановление Госстроя РФ от 27.09.2003 года N 170 "Об утверждении правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда"

ГОСТ Р 51617-2000 "Жилищно-коммунальные услуги. Общие технические условия"

Постановление Правительста Санкт-Петербурга от 16.10.2007 года N 1334 "Об утверждении Правил уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга" (с изменениями на 26.08.2008 года)

Постановление Правительста Санкт-Петербурга от 30.10.2010 года N 1825 "О порядке предоставления в 2011 году субсидий управляющим организациям по обслуживанию жилищного фонда на уборку внутриквартальных территорий, входящих в состав земель общего пользования, расположенных в границах Адмиралтейского, Василеостровского, Выборгского, Калининского, Кировского, Красногвардейского, Красносельского, Московского, Невского, Приморского, Фрунзенского, Центрального районов Санкт-Петербурга"

Распоряжение Жилищного комитета Правительства Санкт-Петербурга от 14 января 2011 г. № 5-р "О мерах по реализации постановления Правительства Санкт-Петербурга от 30.12.2010 № 1825

Протокол заседания Координационного совета Администрации Центрального района Санкт-Петербурга от 23 сентября 2011 г. по вопросам взаимодействия с ТСЖ Центрального района

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2010 года №78-Г10-9 "О признании недействующими с момента принятия пункты 4.2, 4.3, 4.4 Правил уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга, утвержденных постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16 октября 2007 года №1334"

Распоряжение Жилищного комитета Правительства Санкт-Петербурга от 31 марта 2010 года N 101р "Об утверждении технологического регламента производства работ по уборке внутриквартальных и дворовых территорий, входящих в состав земель общего пользования"