ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 01 августа 2007 года N 155ПО7ПР


 

1. Ответственность за вред, причиненный имуществу граждан взрывом бытового газа, происшедшем в жилом помещении, правомерно возложен на газоснабжающую организацию.

В силу ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В соответствии с п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. N 3 "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья" источником повышенной опасности надлежит признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств.

Разрешая спор и удовлетворяя иск П. к газоснабжающей организации о возмещении материального вреда, причиненного взрывом, а затем пожаром, происшедшим в квартире З., суд первой инстанции исходил из того, что владельцем источника повышенной опасности является газоснабжающая организация, подававшая газ в квартиру З.

Согласно заключениям экспертиз, проведенных в рамках уголовного и гражданского дел, непосредственной причиной пожара (взрыва) явилось воспламенение газовоздушной смеси бытового газа с воздухом от открытого источника огня - пламени горящей спички.

В происшедшем взрыве вины газоснабжающей организации, а также вины З., в квартире которой произошел взрыв, установлено не было.

Система газоснабжения в доме была исправна, газовое оборудование в квартире, занимаемой З., находилось в исправном состоянии. З. была проинструктирована о безопасном использовании газового оборудования, что подтверждается материалами дела.

Суд кассационной инстанции, отменяя данное решение и принимая по делу новое решение об отказе в иске, указал на то, что владельцем источника повышенной опасности является гражданин, которому газ фактически был передан.

При этом суд кассационной инстанции исходил из того, что к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, применяются правила о договоре энергоснабжения (ч. 2 ст. 548 Гражданского кодекса Российской Федерации). В свою очередь, как указал суд кассационной инстанции, в соответствии с ч. 5 ст. 454 ГК РФ к договору энергоснабжения применяются положения о купле-продаже.

Поскольку согласно ч. 1 ст. 458 ГК РФ обязанность продавца передать товар покупателю считается исполненной в момент вручения товара покупателю, предоставления товара в распоряжение покупателя, то по общему правилу, в силу ст. 223 ГК РФ З., как собственник всего газового оборудования, находящегося в квартире, приняла газ и считается его владельцем.

С выводом суда кассационной инстанции согласился и президиум краевого суда.

Между тем судом кассационной инстанции, а также президиумом краевого суда при рассмотрении дела была допущена ошибка при определении природы договора, заключенного между газоснабжающей организацией и З.

Так, суд кассационной инстанции и президиум краевого суда исходили из того, что между сторонами был заключен договор купли-продажи.

Однако исходя из смысла действующего законодательства, в том числе Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 31 марта 1999 г. N 69-ФЗ "О газоснабжении в Российской Федерации", Федерального закона от 26 марта 2003 г. N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", Постановления Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1998 г. N 162 "Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации", можно сделать вывод, что между газоснабжающей организацией и З. был заключен не договор купли-продажи, а договор на оказание услуг - предоставление газа для использования для бытовых нужд, в котором З. выступала в качестве потребителя (абонента) газа, а не как его покупатель и соответственно не могла стать его владельцем.

Так, ст. 2 Федерального закона "О газоснабжении в Российской Федерации" раскрывает такие понятия, как поставщик и потребитель газа: поставщик (газоснабжающая организация) - это собственник газа или уполномоченное им лицо, осуществляющие поставки газа потребителям по договорам; потребитель газа (абонент, субабонент газоснабжающей организации) - юридическое или физическое лицо, приобретающее газ у поставщика и использующее его в качестве топлива или сырья.

Данный Федеральный закон, являясь специальным законом, определяющим правовые, экономические и организационные основы отношений в области газоснабжения, не рассматривает газ как предмет купли-продажи между поставщиком и абонентом (в данном случае гражданином).

Федеральный закон "Об электроэнергетике" также квалифицирует передачу электроэнергии на энергопринимающие устройства потребителя как услугу (ст. ст. 3, 26 Закона).

Кроме того, п. 2 ст. 543 ГК РФ устанавливает, что в случае, когда абонентом по договору энергоснабжения выступает гражданин, использующий энергию для бытового потребления, обязанность обеспечивать надлежащее техническое состояние и безопасность энергетических сетей, а также приборов учета потребления энергии возлагается на энергоснабжающую организацию.

В силу п. 3.1.1 Правил безопасности в газовом хозяйстве ПБ 12-368-00, утвержденных постановлением Госгортехнадзора Российской Федерации от 26 мая 2000 г. N 27 (в редакции от 9 сентября 2002 г.), организация, эксплуатирующая объекты газового хозяйства, обязана выполнять комплекс мероприятий, включая систему технического обслуживания и ремонта, обеспечивающего содержание газового хозяйства в исправном состоянии, и соблюдать требования указанных Правил.

Согласно письму Министерства строительства Российской Федерации от 15 апреля 1997 г. N 01-13-100 "О состоянии технической безопасности при эксплуатации бытовых газовых приборов" все работы по обслуживанию, ремонту, надзору за газовыми приборами и газопроводами в жилых домах проводятся предприятиями и организациями, входящими в состав Российского государственного предприятия по организации газификации и газоснабжения.

Поскольку доказательств того, что З. были нарушены Правила пользования газом в быту, суду представлено не было, в силу ст. 1079 ГК РФ ответчик должен нести ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности - газом.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определение судебной коллегии по гражданским делам краевого суда и постановление президиума краевого суда в части, касающейся исковых требований П., отменила и дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Определение

N 51-В06-54

 

2. Вынужденный характер непроживания собственника в принадлежащей ему квартире не является основанием для освобождения его от обязанности своевременно вносить плату за это жилое помещение.

Из материалов дела усматривается, что З.В., З.М., их совершеннолетняя дочь и внук зарегистрированы в спорном жилом помещении. Право собственности на эту квартиру в равных долях принадлежит З.В. и З.М.

В спорный период плату за содержание и сохранение квартиры, а также за коммунальные услуги З.В. не вносил. Оплату за квартиру в полном объеме производит З.М. Данное обстоятельство установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела и сторонами по делу не оспаривалось.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о возмещении убытков, причиненных невнесением платы, суд первой инстанции исходил из того, что в спорный период З.В. не пользовался квартирой и коммунальными услугами помимо своей воли, так как истцами ему чинились препятствия в пользовании квартирой, истцы пользовались всей квартирой, злоупотребляя своим правом. Суд первой инстанции также указал, что истцами пропущен срок исковой давности по заявленным требованиям.

Отменяя решение районного суда, суд кассационной инстанции указал, что не может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований то обстоятельство, что ответчик в течение длительного времени не пользуется квартирой в связи с чинимыми истцами препятствиями, и в обоснование своего вывода сослался на положения ст. 249 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Отменяя определение суда кассационной инстанции и оставляя в силе решение суда первой инстанции, президиум городского суда руководствовался п. 1 ст. 10 ГК РФ, не допускающей действий граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах, и исходил из того, что суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении заявленных требований, поскольку ответчик был лишен возможности пользоваться спорной квартирой в результате препятствий, чинимых ему истцами, злоупотребления истцами своими правами в отношении данной квартиры. Президиум суда также указал, что к возникшим между сторонами правоотношениям ст. 249 ГК РФ применяться не может.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации состоявшиеся по делу судебные постановления отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

В соответствии со ст. 249 ГК РФ каждый участник долевой собственности обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению.

Как следует из приведенной нормы, законодатель прямо возлагает на собственника - участника долевой собственности обязанность нести расходы по содержанию общего имущества и исполнение такой обязанности не ставит в зависимость от осуществления собственником права пользования таким имуществом. Участие каждого из сособственников в расходах по общему имуществу в соответствии с его долей является обязательным, и данное правило, закрепленное в названной выше норме, носит императивный характер, в связи с чем неприменение ее судами первой и надзорной инстанций при рассмотрении настоящего дела основано на неправильном толковании закона (ст. 249 ГК РФ).

В силу изложенного суд кассационной инстанции пришел к правильному выводу о том, что вынужденный характер непроживания З. В. в спорной квартире не является основанием для освобождения его от обязанности по внесению квартирной платы в соответствии со своей долей. Кроме того, как правильно указал в своем определении суд кассационной инстанции, собственник вправе требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ). Таким образом, З.В. вправе был требовать устранения всяких нарушений со стороны истцов его права собственника в отношении спорной квартиры.

Вместе с тем, удовлетворяя требования истцов о возмещении понесенных ими расходов, в том числе и на оплату коммунальных услуг, суд кассационной инстанции не учел, что закон хотя и возлагает на собственника квартиры обязанность нести расходы по данному имуществу, но наличие заслуживающего внимание обстоятельства (каковым применительно к настоящему делу является чинение истцами препятствий З.В. в пользовании квартирой) может являться основанием, освобождающим собственника (в данном случае З.В.) от обязанности оплачивать коммунальные платежи за услуги, которыми он вынужденно не пользовался.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил также из того, что истцами предъявлены требования за пределами срока исковой давности. Однако решение суда в данной части в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ не мотивировано.

Суд не установил начало течения срока исковой давности по заявленным требованиям. Истцами заявлены требования о возмещении убытков за разные периоды времени, начиная с 1992 года по декабрь 2000 года. Срок платы за ответчика расходов на содержание квартиры суд не устанавливал.

Согласно п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с п. 2 и 3 данной статьи по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявлять требование об исполнении обязательства, по регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства.

Данные требования закона при рассмотрении дела судом первой инстанции учтены не были.

 

Председатель ТСЖ

pr tsj logo
Краткое содержание свежих номеров журнала "Председатель ТСЖ"

 

 

Наши партнеры

НАШ ОПРОС

Считаете ли Вы раскрытие информации по Постановлению Правительства РФ № 731 полезным?
 

К руководству

Постановление Правительства РФ от 13.08.2006 года N 491 "Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имуществав многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность"

Постановление Госстроя РФ от 27.09.2003 года N 170 "Об утверждении правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда"

ГОСТ Р 51617-2000 "Жилищно-коммунальные услуги. Общие технические условия"

Постановление Правительста Санкт-Петербурга от 16.10.2007 года N 1334 "Об утверждении Правил уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга" (с изменениями на 26.08.2008 года)

Постановление Правительста Санкт-Петербурга от 30.10.2010 года N 1825 "О порядке предоставления в 2011 году субсидий управляющим организациям по обслуживанию жилищного фонда на уборку внутриквартальных территорий, входящих в состав земель общего пользования, расположенных в границах Адмиралтейского, Василеостровского, Выборгского, Калининского, Кировского, Красногвардейского, Красносельского, Московского, Невского, Приморского, Фрунзенского, Центрального районов Санкт-Петербурга"

Распоряжение Жилищного комитета Правительства Санкт-Петербурга от 14 января 2011 г. № 5-р "О мерах по реализации постановления Правительства Санкт-Петербурга от 30.12.2010 № 1825

Протокол заседания Координационного совета Администрации Центрального района Санкт-Петербурга от 23 сентября 2011 г. по вопросам взаимодействия с ТСЖ Центрального района

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2010 года №78-Г10-9 "О признании недействующими с момента принятия пункты 4.2, 4.3, 4.4 Правил уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга, утвержденных постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16 октября 2007 года №1334"

Распоряжение Жилищного комитета Правительства Санкт-Петербурга от 31 марта 2010 года N 101р "Об утверждении технологического регламента производства работ по уборке внутриквартальных и дворовых территорий, входящих в состав земель общего пользования"